Культура как система

Культура как система.

Культура представляет собой объект особой сложности для любого исследователя. Она не является природным образованием, хотя и связана с природой тысячами нитей. Культура целиком зависит от человека, имеет субъективный, то есть исходящий от субъекта, источник происхождения, наполненный в то же время и объективным содержанием. Она предстает в первую очередь в качестве некоторого результата человеческой деятельности, в виде совокупности материальных объектов (орудия труда, производственные и жилые корпуса, предметы обихода и быта), в совокупности навыков трудовой деятельности, сохраняемых человечеством старых и разрабатываемых новых технологий, а также в виде разнообразных объектов духовной культуры. Однако рассмотрение культуры как результата деятельности человека, как чего-то статичного, "вставшего" наталкивается на определенные трудности. Любой объект культуры имеет смысл только в деятельности человека, обретает свое подлинное бытие в том случае, когда он имеет смысл и значение для субъекта, который его использует, потребляет, распредмечивает в процессе всей своей жизнедеятельности.
Человек - существо постоянно меняющееся, "становящееся", развивающееся. Он деятельно присваивает себе мир, воспринимает культуру как живой организм, постоянно меняющийся вместе с ним. Человек и культура - объекты коэволюционно развивающиеся, взаимно влияющие, обогащающие и творящие друг друга. В этом смысле можно говорить о культуре не только как о результате деятельности человека, но и как о процессе, как о том, что находится в постоянном становлении. Связующим звеном коэволюции выступает именно деятельность субъекта. В противоречивой сущности человеческой деятельности заключены определения и противоречия культуры, ее бытия как особой, созданной человеком системы. Чтобы рассмотреть культуру в качестве системы, следует ответить на вопросы: является ли мировая культура некоторой целостностью, и, если да, то какова ее структура?
Мировая культура во времени и пространстве пестра, неисчерпаема в своих единичных проявлениях, поражающе богата, многообразна, имеет массу модификаций, представлена развитыми, развивающимися, всевозможными переходными формами. Тем не менее, для нее характерны такие общие черты, как внебиологичность, выступающая в качестве субстанциальной основы культуры; технологичность, то есть наличие механизмов приспособительно-преобразовательного отношения субъекта-творца к среде; продуктивность - творчески порождающий характер бытия в мире; стереотипичность - способность к воспроизведению наличного.
При таком рассмотрении мировая культура как целое является способом деятельности, технологией родового субъекта (человечества), порожденной социумом, характеризуемой в своем бытии единством приспособительно-преобразовательного и стереотипно-продуктивного моментов. Как бы ни были многообразны формы культур, в них наглядно обнаруживаются черты единства, совпадения в предметах культуры, способах деятельности людей, независимо от хронологической и географической отдаленности. Неделимость мира, единство мировой культуры, общность культурного богатства человечества признавались всеми прогрессивными мыслителями как подлинно гуманистический принцип рассмотрения культуры. Идея эта прослеживается в замечательных работах Э. Тайлора "Первобытная культура", Дж. Фрэзера "Золотая ветвь" и других произведениях, поражающих воображение читателя огромным этнографическим материалом, где за экзотичностью проявлений множества культур обнаруживаются сходные черты и принципы их функционирования. Многообразные формы культуры, как бы разительно ни были они не похожи друг на друга, являются порождением одного и того же корня, тождественны в своей сущности, как способы единой человеческой деятельности. Э. Тайлор, подходя к сравнительному изучению отличающихся друг от друга культурных форм подчеркивал, что любой этнологический музей наглядно показывает черты единства, совпадения в предметах материальной культуры и способах деятельности - независимо от временной и географической отдаленности. Представители так называемого "культурного релятивизма", напротив, исходили из признания несовместимости и отсутствия точек совпадения культур различных стран, народов, эпох. Сторонниками концепций локальных цивилизаций и типов культур являются всемирно известные исследователи Н. Данилевский, А. Тойнби, О. Шпенглер.
На сегодняшний день сложились различные подходы к исследованию исторического пути человечества: культурно-исторический, цивилизационный, формационный, каждый из которых стремится выявить некоторые критерии, позволяющие говорить об определенной целостности исследуемого объекта, о единстве человеческой истории. Среди критериев называются экономические, технико-технологические факторы, факторы "духа", "ментальности", мировоззрений, религиозности, факторы этноса, "географического культурного ареала" и др. Что же делает единым целым мировой исторический процесс, мировую культуру? На каких действительно всеобщих основаниях вырисовывается облик того целого, которое мы называем мировой культурой?
Фундаментально общим, сущностно связующим всю человеческую историю, делающим мировую культуру подлинно целым генетически, исторически (диахронно) и системно-структурно (синхронно) является деятельность человека, его труд, лежащий в основе коэволюционного изменения и развития и самого человека, и культуры, и общества, и природы. Диахронная самотождественностъ сущностных оснований культуры выявляется в единстве процесса всемирной истории.
Тенденция рассмотрения мировой культуры как целого на основе признания единства истории, где субъект творит мировой процесс в деятельности по производству материальных и духовных ценностей, где есть общие механизмы производства, сохранения, распространения, обмена созданными человечеством культурными богатствами, все более пробивает себе дорогу. Представление о мировой культуре, взятой как целое в ее длящемся бытии (всемирной истории), не исключает, а предполагает ее синхронное единство в каждый данный исторический период. Рассмотрение этого вопроса наталкивается на необходимость определения конкретно-исторического типа связей, образующих культурное целое. Известно, что связность - это определяющий признак целого. Временное единство культуры обретает подлинную наглядность с исторического периода нового времени, а переход к информационному обществу делает этот процесс неоспоримым. Всепланетарный обмен деятельностью, информацией позволяет передавать от одного субъекта к другому свои "сущностные силы" и является фундаментальной связью всего социокультурного континуума.
Социокультурный континуум как нечто целое не является аморфным. Он обладает развитой внутренней структурой, выступает в качестве сложной системы.
Принцип системности представляет собой важный аспект философской методологии в изучении такого развивающегося объекта как культура. С ним связан ряд нормативных требований, предписывающих вести исследование так, чтобы понять исследуемый объект как систему, как взаимную связь элементов, как структурированную целостность. Таким образом, важно подчеркнуть, с одной стороны, целостность объекта, его структурность, с другой - взаимодействие и динамику преобразования структурных элементов. Результатом такого исследования выступает синтетическое знание, многомерная картина бытия -культуры. Однако многое зависит от исходных методологических установок, от того, что выбирается в качестве связующего звена структуры. Структуралисты (К. Леви-Стросс, М. Фуко), например, подчеркивают базисное значение языково-знаковых структур в культуре.
Теоретики структурно-функционального анализа (Т. Парсонс, Р. Мертон) в качестве определяющей структуры фиксировали совокупность общепринятых норм и ценностей, которые принуждают человека выполнять функциональные требования социальной системы.
Марксистский метод исходит из признания базисного значения материальной (экономической) структуры, определяющей роли материальной культуры по отношению к духовной жизни общества. При всем различии отмеченных подходов все они в первую очередь предполагают рассмотрение объекта как системы с собственной внутренней организацией, указывают на необходимость определения степени сложности системы и выявления закономерностей функционирования и взаимосвязи элементов. Следует подчеркнуть, что понятие культуры многозначно.
Ученые гарвардского университета А. Кребер и К. Клакхон насчитали почти сто семьдесят определений культуры, извлеченных из работ западноевропейских и американских исследователей. По-видимому, в каждой дефиниции концентрированно выражено нечто существенное, структурно и функционально важное для феномена культуры, кроме того, в дефинициях отражается противоречивое единство развивающегося системного образования, каковым является культура. Можно констатировать существование довольно пестрого набора структурно-системных моделей, в каждой из которых есть свои несомненные находки и заслуживающие внимания моменты.
Культура синкретична (нерасчленена), полимодальна, многомерна. В силу этого выделение структурных элементов затруднено, определенность их в известной мере условна. Проблемы эти в той или иной степени обсуждались в трудах отечественных исследователей: Ц. Арзаканьяна, А. Арнольдова, В. Давидовича, Ю. Жданова, В. Келле, М. Кагана, В. Межуева, Э. Маркаряна, В. Толстых и др. Глубокое проникновение в строение целостного мира культуры еще впереди, однако попытаемся выделить наиболее часто встречаемые в трудах ученых компоненты системы.
При рассмотрении всеобщего обращения культуры как свойства действующего субъекта, можно выделить ее субъективное бытие, выраженное в двойственном сохраняюще-порождающем характере актуально функционирующего и развивающегося субъекта, и объектное (объективированное) бытие, опредмеченное, несущее в себе результирующий момент деятельности. Можно говорить о двух; сторонах культуры: ее внешней предметности, технической стороне и внутренней предметности, выступающей как человеческая сторона, его живая деятельность, целостность функционирования способностей субъекта, единство его внутреннего мира. С этих позиций вся человеческая культура прежде всего предстанет перед нами как развитие этой внутренней предметности, постоянно переводимой деятельностью субъекта в объективированную предметность. Формы объективации явлений культуры весьма различны: от объективации в нейродинамических системах мозга индивида, его сознания, взглядов на мир, убеждений, творческих интенций, целей деятельности до навыков и умения производить что-либо, от стереотипных форм поведения до выходящих за рамки устойчивости инновационных изменений традиций, от объективированных, вошедших в фонд культуры, своеобразную память общества, моментов духовной деятельности до объективации в виде материализованных объектов (предметов) культуры, сохраняемых в музеях и используемых в повседневной жизни. Эти соображения заслуживают внимания, так как в них содержится теоретическая посылка для первого расчленения континуума мировой культуры на обладающую бытием в субъективной форме (как субъективная реальность, присущая субъекту деятельности, как внутренняя предметность, цель деятельности в ее единстве со средствами) и внешнюю предметность как мир реализованной деятельности, как результирующая форма.
Субъект, деятельно присваивая окружающий его мир, общечеловеческую культуру и "свой" социум (во всем многообразии форм объективации), воспринимает культуру как нечто данное, существующее объективно независимо от того, какова форма объективации, будь то материальные объекты, или выработанные и закрепленные в социальной памяти способы материальной и духовной деятельности, традиции и эталоны поведения, господствующие в обществе стереотипы мышления, парадигмы, мифы, типы рациональности и ментальное™. Образ будущего формируется субъектом по своей человеческой мерке и требует определения мира культуры не только таким, каков он есть, но и каким он должен быть с точки зрения желаемого видения мира человеком (должного), побуждающего к его достижению. Принятие наличной культуры, осознание и осмысление своего взаимодействия и связи с ней, понимание культуры как "мира человека" ("я в мире", "мир во мне", "мир для меня", "я для мира") формирует вектор активности субъекта не только в процессе отражения мира, но и в деятельности по изменению, развитию

наличию существующей культуры, в принятии или ниспровержении традиций, авторитетов и т.п. Таким образом, и наличное сущее, и его образ, и модель будущего, и сам субъект находятся в постоянном развитии, не являются статичными объектами. Культура, аккумулируя общественно-исторический опыт, программирует человеческую деятельность, исходя из общественных потребностей, и задает движение вперед. Культура выступает как механизм, созданный обществом для наследования и передачи социальных сил от одного поколения к другому. Она - единство унаследованной и порождающей деятельности. Бытие культуры в этом смысле выступает как единый процесс, развертывающийся в сфере материального и духовного производства.
Деление на материальную и духовную культуру фиксирует принципиальные различия между двумя типами деятельности. Деление осуществляется исходя не только из различий произведенных "продуктов", но и по внутренним характеристикам самой деятельности, по совокупности условий и связей, образующих эту деятельность.
Определяя культуру как способ, технологию деятельности, можно выделить культурную сторону разнообразных явлений общественной жизни: культуру труда, быта, мышления, производства, политическую, правовую, культуру социальных отношений. Она есть способ человеческого бытия и каждого проявления социальности.
Культура, будучи реализованным, воплощенным в деятельности сознанием, включает в себя "культурную предметность". Понятие "культурная" предметность охватывает все то, в чем воплощаются знания, умение, нормы, ценности общества. Она включает в себя материальную культуру, охватывающую средства, продукты и инфраструктуру материального производства, предмет быта и духовную культуру, воплощенную в языке, речи, в нравственном поведении и произведениях искусства, в правовом и политическом поведении, научных трудах и религиозной обрядности. В целом содержанием культуры является духовный мир человека, воплощенный в трудовой и иной деятельности.
Как общественное явление культура выполняет многочисленные функции. Она включает в себя познавательную деятельность человека, выполняет информативную функцию, являясь средством передачи социального опыта и освоения культуры других народов. Развитие культуры с необходимостью обусловлено ее коммуникацией с другими культурами. Культура выполняет также нормативную функцию, она реализует нормы, сформировавшиеся в конкретной цивилизации, а также создает собственные нормы и ценности, распространяя их влияние на все сферы жизни и деятельности человека.
Важнейшей функцией культуры является человекотворческая. Индивид становится личностью в процессе овладения культурой. Культура обслуживает систему социальных отношений, опосредует и подготавливает происходящие здесь изменения и сдвиги, создавая специфические механизмы, обеспечивающие регуляцию поведения человека. Это может быть прямое, непосредственное регулирование через право, мораль, систему запретов и косвенное регулирование, осуществляемое посредством предписания к осуществлению некоторых действий, символизирующих те или иные ценности и требования общества.
Важнейшими функциями культуры являются также адаптационная и неготропийная. Культура как область творческого поиска находит новые возможности ответа на "вызов" истории и природы, для решения назревших проблем в обществе. Она обеспечивает адаптацию общества к переменам и взаимодействию с другими цивилизациями. Неготропийная функция состоит в сохранении общества как качественно своеобразного феномена. Культура противостоит разрушительным тенденциям, поскольку содержит механизмы отбора ценностей, в результате чего одни феномены цивилизации, имеющие ограниченное историческое значение, устраняются совсем, другие включаются в сокровищницу общечеловеческого достояния.
В качестве функций культуры выделяются также социализирующая функция, функция целеполагания, компенсаторная функция, игровая функция.